Журналист раскрыл механизмы работы лоббистов в ЕС

Масштаб работы могущественной индустрии лоббизма в ЕС впечатляет. Только с января 2017 по сентябрь 2018-го на продвижение выгодных различным корпорациям законопроектов ЕС было потрачено порядка два миллиарда евро. По данным Deutsche Welle, больше всего на лоббизм в евроструктурах - проведение информкампаний в СМИ, консультаций для депутатов, бесед влияния с чиновниками, бизнес-форумов, конференций, банкетов и тому подобных мероприятий - тратит Германия. На эти цели у представителей немецких компаний уходит в год более 231 миллиона евро.

На втором месте Италия (226 миллионов), а затем идут Британия (180 миллионов), Франция (140 миллионов) и Испания (133 миллиона). Из числа иностранных лоббистов с большим отрывом лидируют США - американцы официально ежегодно тратят на защиту своих интересов в евроструктурах более 120 миллионов евро и из года в год поступательно увеличивают расходы на отстаивание своих интересов в ЕС. Размеры неофициальных финансовых вливаний из Вашингтона в механизм ЕС принятия решений, разумеется, тайна за семью печатями.

В своей книге Питер Теффер - журналист-расследователь издания EUОbserver c 2014 по 2019 годы - задается вопросом: почему коррупционноемкая лоббистская деятельность в ЕС не становится ни на йоту прозрачнее с приходом каждого нового состава Европейской комиссии на протяжении последних 55 лет? И на примере сегодняшней работы исполнительных структур ЕС пытается дать на него своей ответ, который, впрочем, мало обрадует европейских обывателей.

Им, должно быть, известно, что в Европейском союзе на сегодняшний день официально числятся почти 12 тысяч профессиональных лоббистов. Организации, в которых они трудятся - "мозговые центры", адвокатские конторы и различные НПО - указаны в специальном реестре лоббистских стурктур EU Transparency Register. Здесь же имеются сведения об источниках их финансов и путях расходования средств. Эта база данных как раз и была создана в 2008 году для того, чтобы убедить граждан Старого света в том, что "процесс принятия решений в ЕС является прозрачным и открытым". Однако внесены в этот регистр лишь представители лобби, которые добровольно в нем зарегистрировались и раскрыли свою бухгалтерию. Прежде всего, с целью свободного доступа к еврочиновникам, а также беспрепятственного прохода в Еврокомиссию и Европарламент.

А как же быть со всеми остальными? Теми, кто втайне от европейских избирателей на закрытых деловых встречах, в кабинках ресторанов и на отдыхе аккуратно, настойчиво и, конечно, не безвозмездно, педалирует в брюссельских коридорах власти корпоративные и политические интересы отдельных "групп влияния". Их в Transparency Register нет. Как и сведений о том, сколько такими неподконтрольными никому силами тратится денег ради влияния на процесс выработки решений в ЕС.

Все попытки поставить под жесткий контроль исполнительных структур ЕС работу неучтенных "специальных групп интересов", а также запустить механизм проверки предоставляемых лоббистами о себе сведений раз за разом заканчиваются ничем, отмечает Питер Теффер. Основная причина заключается в накопившихся за время развития ЕС противоречиях в этом объединении - между богатым севером и менее обеспеченным югом, западными и восточными государствами членами-ЕС, еврограндами и малыми участниками европейского проекта. По крайней мере, именно так автор объясняет трудность выработки компромиссов, которые тормозят любые попытки сделать регулирование работы различных лобби в ЕС обязательным и по настоящему прозрачным.

Последняя инициатива в этом направлении была проявлена Еврокомиссией в сентябре 2016 года, но так и не была реализована. Все это, по мнению Теффера ведет к тому, что непрозрачно продвигаемые в брюссельских коридорах власти "специальные интересы" оказывают огромное влияние на выработку законодательства и политику Европейского союза. Граждане которого так и остаются в неведении относительно "скрытых пружин" брюссельской политической кухни.

К слову, написавший книгу про заправляющих в Брюсселе лоббистах голландец стал далеко не первым, обратившим внимание на этот институциональный изъян в механизмах ЕС. В начале 2017 года на него прямо указала правозащитная организация Transparency International, отметив в своем докладе необходимость повышения доверия общественности к лоббистской деятельности в евроструктурах и указав конкретные направления давно назревших реформ. Среди них, кстати, было и такое экзотическое предложение, как проведение всех встреч официальных лиц с лоббистами под онлайн-контролем. Неудивительно, что такой "креатив" не прошел. Ведь палки в колеса любым нововведениям в столь чувствительной области как лоббизм, вероятно, ставят и сами незаинтересованные в них еврочиновники. Не секрет, что набравшиеся опыта работы в аппаратах Еврокомиссии и других структур ЕС бюрократы зачастую переходят прямиком на работу в лоббистские фирмы (для высших должностных лиц Евросоюза все-таки предусмотрен двухлетний запрет на подобную работу из-за возможного конфликта интересов).

Справедливости ради стоит заметить, что в России ни закона о лоббизме, ни четких правил регулирования подобной деятельности в госструктурах вообще нет. Их еще только предстоит разработать и дискуссии об этом идут давно. В этой связи, возможно, следует повнимательнее присмотреться и к вновь подсвеченным недостаткам организации этой деятельности в Европейском союзе.

Подписывайтесь на нашу новостную рассылку

Оставьте нам свой email, чтобы получать автоматические оповещения о самых интересных публикациях недели.